29.09.2021 Главная В избранное Связаться с нами    
Статьи

18.09.2009
Правопришитники
МВД Татарстана безосновательно обвинило правозащитников в "надувательстве грантодателей"

Логотип Межрегиональной ассоциации правозащитных организаций "Агора". Фото с сайта mari.ee

17 сентября 2009 года наконец-то опубликовано итоговое решение МВД по Татарстану по результатам проверки межрегиональной правозащитной ассоциации "Агора" и Казанского правозащитного центра (КПЦ). В последнее время очень много писали об этом и анализировали ситуацию, но в основном этот анализ был, так сказать, общественно-политический. Я, как адвокат, представлю интересы ассоциации "Агора" и КПЦ с самого начала всех этих проверок. Как человеку, имеющему опыт и следственно-прокурорской работы, хотелось бы проанализировать эту проверку МВД по Татарстану с юридической точки зрения. На сегодняшний день удалось получить ряд документов, которые позволяют сделать некоторые выводы.

Итак, проследим развитие событий. 18 июня 2009 года прокурор Татарстана, ссылаясь на письмо из Росфинмониторинга, дает указание республиканскому МВД провести проверку. 22 июня это поручение прокурора Кафиля Амирова зарегистрировано в МВД.

20 июля 2009 года в офисе ассоциации "Агора" и КПЦ проводятся обыски. В конце июля и в августе МВД по Татарстану запрашивает дополнительную информацию у контрагентов и жертвователей. В течение июля и августа 2009 года опрашиваются как действующие, так и бывшие сотрудники организаций. 10 сентября МВД по Татарстану составляет акт исследования. 12 сентября принимается решение об отказе в возбуждении уголовного дела.

Проверкой этих организаций занималось практически все управление по налоговым преступлениям МВД по Татарстану, а выводы, мягко говоря, крайне сомнительны.

На мой взгляд, МВД нечего предъявить правозащитным организациям.

При первом же рассмотрении ситуации возникает вопрос: что делали сотрудники МВД по РТ в течение почти целого месяца с того момента, как они получили поручение прокурора Татарстана, до начала обыска? Я могу с уверенностью утверждать, что никаких подготовительных мероприятий милиционерами проведено не было, хотя это законно. Есть возможность сделать элементарное, например запросить в банке информацию о счетах и движении по счетам, чтобы узнать, откуда поступают средства и куда расходуются. Такие сведения предоставляются банками, как правило, в течение 5 дней. На основании полученной информации проверить расходование по списку "обнальных" фирм, а также запросить информацию у контрагентов — сроки, опять же, 5–7 дней. Параллельно с этим можно было направить запросы на получение информации в Управление Минюста России по Татарстану и в татарстанское УФНС. В первом органе есть вся информация об источниках финансирования, уставной деятельности, отчеты об использовании целевых средств, во втором — все сведения, связанные с налогообложением.

Всего, получается, нужно собрать сведения об источниках финансирования, расходовании средств, штатных сотрудниках, видах уставной деятельности. На анализ этой документации ушло бы 7 дней. После анализа полученных данных можно было сформировать основные версии и цели проверки: что именно и где именно искать.

Тем не менее месяц сотрудники МВД по Татарстану провели без пользы для данного дела, а 20 июля пришли около 15:00, предупредили понятных и сотрудников организаций, что они "на пару часов" — снимут копии с бухгалтерских документов и уйдут. Но милиционеры были удивлены объемом первичной документации, за пару часов снять копии с которых оказалось физически невозможно. В итоге

10 часов подряд 4 оперативных сотрудника при помощи 3 сотрудников организации занимались составлением описи изымаемых оригиналов документов.

Расчет оперов, что бухгалтерия в организации не ведется или ведется формально, не оправдался. И они решили забрать все, потому что не знали, что понадобится. Об этом свидетельствует тот факт, что у организаций были изъяты документы, датированные июлем 2009 года, а ведь даже замминистра указал на необходимость взять для проверки только документы с начала 2006 года по 31 июня 2009 года.

О том, что отсутствовали подготовительные мероприятия, свидетельствует и следующий факт, зафиксированный на видеозаписи самих сотрудников милиции. Операм предоставили все папки с договорами пожертвования и отчетами по ним. Папки стояли на полке, но почему-то их не изымали. Сотрудники организации объясняли, что наверняка милиционерам для полной картины необходимо изучить и источники финансирования организаций и финансовую отчетность по целевым средствам. Тем не менее опера ответили: "Нет, это не нужно!"

Но на следующий день они опомнились. Во-первых, не решившись на повторный обыск, запросили эти соглашения в организациях с формулировкой "в приемлемые для Вас сроки". Также сотрудники МВД, видимо, решили заглянуть в Налоговый кодекс РФ и, как говорится, нахватавшись "верхушек", вызвали руководителей организаций. Задаваемый вопрос был предсказуем: "Почему не платили налоги со средств, полученных от Национального фонда в поддержку демократии, ведь его нет в правительственном перечне?" Ответ был исчерпывающим. В этой же статье НК РФ есть и другой пункт, он называется "пожертвования". Чтобы сотрудники милиции не занимались фантазированием при толковании норм права, правозащитники приложили еще и решение 18-го Арбитражного апелляционного суда по делу "Планета надежд", где черным по белому написано, что

средства, поступающие из этого фонда, признаны пожертвованием, не подлежащим налогообложению. После этого ни разу сотрудники милиции к данному вопросу больше не возвращались

и поиски продолжили в другом направлении.

Решили найти "обнальные" фирмы. Правда, и эта попытка не имела успеха. Ну, не "загоняет "Агора" деньги в обнальные конторы"! Удостоверившись в этом, сотрудники милиции, полагаю, посчитали, что "агоровцы" ненормальные: денег немало и ни разу не обналичить.

Но сотрудники МВД не теряли надежды и принялись в середине августа 2009 года искать черные зарплаты. Однако снова разочаровались. Сразу не поняли, что в НКО при такой системе финансирования это невозможно: если жертвователь дал 10 000 рублей на зарплату юристу, то с отчетом фонду нужно предоставить еще и подтверждающий документ. А "черные" зарплаты нужно выдавать сверх оговоренной в договоре суммы из иных источников, но в организации иных источников и доходов от коммерческой деятельности нет.

Примерно в середине августа 2009 года в управлении по налоговым преступлениям поняли, что никаких нарушений в деятельности организаций нет.

Довольно много времени оперативник Попов и его команда (сотрудники УНП) занимались тем, чем обычно занимаются в таких случаях: создают видимость всесторонней, полной и объективной проверки, проще говоря, собирают много разных бумажек из разных органов, пытаясь увеличить количество томов в материалах проверки. Ведь вышестоящее начальство будет требовать и оценивать работу либо по результатам, а они для руководства МВД неутешительны, либо по количеству томов в материалах проверки.

Судя по всему, количество томов руководство не устроило, и был дан приказ написать о найденных нарушениях, пусть даже их и не оказалось. Здесь важен еще один момент: если делать выводы о конкретных нарушениях по конкретным операциям, то нужны такие же четкие доказательства. Поэтому лучше предъявить претензии сразу ко всей деятельности, отделавшись общими формулировками о "нарушении налогового законодательства". Чтобы организации не дай бог что-то не возразили в ответ, разбивая доводы МВД по Татарстану, милиционеры решили постановление об отказе в возбуждении уголовного дела не давать на руки, а ограничиться лишь уведомлением. Но начальника ОРЧ номер 1 предупредить об этом забыли, и он поступил по закону: ознакомил представителя организаций с полным текстом этих решений, предупредив, правда, что копии снять не разрешает.

Кстати, вынесение постановления об отказе в возбуждении уголовного дела вот с такими выводами решили поручить стажеру — исполняющему обязанности оперуполномоченного. Никто из старших его товарищей подписываться под таким документом не захотел.

Данный анализ был проведен мной не столько для того, чтобы показать, как действует МВД по Татарстану по отношению к конкретным правозащитным организациям, сколько с целью демонстрации

совершенно непрофессионального подхода сотрудников милиции к проверкам организаций вообще.

Ведь в ассоциации "Агора" и КПЦ работают профессиональные юристы. А что остается делать представителям малого и среднего бизнеса, и без того затюканным проверками различных ведомств? Они просто не в состоянии противостоять такой системе, выдумывающей нарушения там, где их нет. Когда все силы и средства бросаются на борьбу с законопослушным бизнесом и НКО, вполне естественно, что у "доблестных" сотрудников милиции просто не хватает времени бороться с организованной преступностью, прокручивающей тщательно продуманные финансовые махинации.

Ваши комментарии: Вы можете оставить свой комментарий здесь




РЕКЛАМА

СТАТЬИ
23.07.2021
День открытых дверей
28.06.2021
ЕСПЧ коммуницировал первую жалобу пользователя Telegram на меры власти РФ
18.06.2021
Вброс более тысячи бюллетеней в пользу губернатора оценили условным сроком

РЕКЛАМА

СОВЕТ ЮРИСТА

Кассационный суд в Пятигорске окончательно оправдал свидетеля Иеговы Залипаева

Антикоррупционеры из "Яблока" выявили картель на рекордные 7,6 млрд из бюджета Москвы

Лидер черкесской общественности Мартин Кочесоков признан политзеком
Без цензуры

     Главная В избранное Связаться с нами Бизнес-материалы Вверх   
      © "Объединенный гражданский фронт" 2005-2021.
При полном или частичном использовании материалов, опубликованных на страницах сайта www.rufront.ru,
ссылка на источник обязательна.