26.10.2021 Главная В избранное Связаться с нами    
Статьи

07.07.2008
Новая риторика старого курса
Гарри Каспаров: Медведев никогда не освободит Ходорковского

Гарри Каспаров. Фото Сайта "Эхо Москвы" Матвей Ганапольский: Здравствуйте, дорогие друзья. Программа "Особое мнение" и Гарри Кимович Каспаров здесь в гостях. Очень смешно, он меня спросил перед началом, поинтересовался телевизионный ли это эфир. И мы договорились…

Гарри Каспаров: Будем улыбаться.

Матвей Ганапольский: Такая улыбка чуть ироничная, да.

Гарри Каспаров: Ответственная.

Матвей Ганапольский: Ответственная, совершенно верно. Гарри Кимович, есть один вопрос, который я бы хотел сразу. Сегодня же пятница, у людей хорошее настроение. Его прислал господин Тимофеев из Дойчленд.

Гарри Каспаров: На каком языке?

Матвей Ганапольский: Объясняю, слушай. Хэрр Каспаров, си хабен нихт але тассен ин шранк. Дальше, если можно, я читать не буду.

Гарри Каспаров: А это к Путину, он у нас специалист по немецкому.

Матвей Ганапольский: Может быть.

Гарри Каспаров: Может, он перепутал?

Матвей Ганапольский: Я клянусь, длинное…

Гарри Каспаров: Я на самом деле посмотрел…

Матвей Ганапольский: Господин, Тимофеев, герр Тимофеев, я вас умоляю, пожалейте нас. У нас нет синхронных переводчиков, никого. Три несчастных журналиста сидят, и главный редактор, увидев этот текст, заперся у себя в кабинете, понимаете?

Гарри Каспаров: Переводит.

Матвей Ганапольский: Вы ж пожалейте нас. Давайте вот с чего начнем. По всей видимости, от прошедшей недели у вас были какие-то свои впечатления, какие-то, может быть, события, которые запомнились. Что было главное? Что, так сказать, почувствовалось на этой неделе?

Гарри Каспаров: Мне кажется, что исчезают многие иллюзии, которые возникали, на мой взгляд, недостаточно обоснованно у тех, кто считал, что вот начало нового "царствования" либо модификация улучшенная старого "царствования" должна обязательно принести положительные перемены. И мне кажется, что история, связанная с Ходорковским, история с помилованием и все, что связано с этим делом ЮКОСа, и высказывание Медведева на встрече с журналистами…

Матвей Ганапольский: А вот давайте коснемся высказывания Медведева. Я напомню, Медведев сказал, что… Во-первых, он произнес фамилию Ходорковского, чего никогда не позволял себе делать господин Путин. Я не придаю этому никакого значения, просто…

Гарри Каспаров: Ну, почему? Путин иногда "сквозь зубы" все-таки…

Матвей Ганапольский: Во-вторых, он сказал, что (тут я обращаю внимание на его фразу) пока он президент, пока он на должности президента (я почти точно цитирую), он не допустит вмешательства государства в дело суда. Вот такая фраза.

Гарри Каспаров: В принципе, она ничем не отличается, по сути, от того, что говорил Путин. Давай просто отбросим всю "шелуху" и посмотрим на суть этого заявления. То есть, у нас якобы существует независимый суд, который принимает решение. Но мы, наверное, все понимаем, что такие совпадения, как новое уголовное дело ко дню рождения Ходорковского не происходит, потому что звезды на небе встали таким образом.

Матвей Ганапольский: Вы недооцениваете звезд.

Гарри Каспаров: Недооцениваю? Да. Хорошо, значит…

Матвей Ганапольский: То есть, вы трактуете это, как все-таки проявление жесткости такой?

Гарри Каспаров: На самом деле можно, конечно, предполагать, что Медведев вообще так стеснен в действиях, что на сегодняшний день ничего сделать того хорошего, либерального, что он замыслил, не может. Но в данном случае, мне кажется надо не вдаваться в тонкости психологии Медведева или отношений Медведева с Путиным, а конкретно оценивать ситуацию. Есть ситуация с Ходорковским и понимание того, что власть ни на какие уступки в этом вопросе не идет. Более того, она готова даже продемонстрировать дополнительную жесткость, чтобы эти иллюзии у людей исчезли. Второе - Медведев высказался не только по поводу Ходорковского. Скажем, по поводу однопартийной системы. Когда спрашивали про "Единую Россию", про отсутствие конкуренции, он говорил, что конкуренция, конечно, нужна. Но, вот, как бы в обоснованных… В правильном русле, в рамках. То есть, в целом, на самом деле, Медведев, конечно, использует другую риторику, не путинскую, он от него сильно отличается здесь, но курс пока остается тот же самый. Я бы так сказал, если продолжить игру слов, что при Путине у нас была диктатура закона, а Медведев устанавливает закон диктатуры. Он как бы облагораживает вот те уже сложившиеся не демократические институты, которые были созданы при Путине и продолжают влиять на нашу жизнь.

Матвей Ганапольский: Вот Петр спрашивает из Москвы. Выходил ли к вам с предложением о встрече Медведев?

Гарри Каспаров: Нет, конечно. Я полагаю, что Медведев никоим образом пока не рассматривает, так называемую, не системную оппозицию, как фактор политической жизни. Он продолжает жить в той же системе координат. Очень важно, мне кажется, еще раз уточнить. Внутри этой системы координат могут происходить какие-то вещи, может быть, даже с какой-то долгосрочной положительной перспективой. Мы об этом ничего не знаем, мы можем только гадать. В данном случае только астрология может нам помочь понять, почему звезды стоят таким, а не каким-то иным образом. Но анализировать поведение Медведева, с точки зрения как бы принципов нормальной открытой политической борьбы, бессмысленно. Потому что он из путинской системы координат еще не вышел.

Матвей Ганапольский: А как вы считаете, это для него такие достаточно тяжелые вериги или… Я понимаю, что такое политическое фантазирование оно, так сказать, порицаемо, тем не менее… Как вы считаете, если все-таки он другой президент, другой человек, у него в голове другая, по всей видимости, "архитектура" страны, а… Ему потребуется определенное время. Он решится на какие-то определенные системные шаги или он такой законник, как вот вы сказали, закон диктатуры? То есть она должна быть по закону.

Гарри Каспаров: Медведев непосредственно связан со многими одиозными событиями путинской эпохи. Все-таки он возглавлял Газпром. Может, конечно, он номинально его возглавлял, тем не менее. Газпром самая не прозрачная, самая коррумпированная такая политико-экономическая система, которая сложилась внутри российского государства. Многие говорят, что уже подменила собой российское государство. Медведев с ней завязан. Соответственно, просто так отказаться от …(неразборчиво) … багажа он не может, потому что вообще все перемены – гласность, перестройка, реформы - они обычно приводят к тому, что даже те, кто их инициирует, они оказываются в положении не самом завидном, потому что им тоже начинают задавать вопросы.

Матвей Ганапольский: Гарри Кимович в гостях у нас. Знаете, Гарри Кимович, я однажды, когда меня жена повезла в Тбилиси, я… Был еще жив Бадри, тогда еще и Котэ был жив… Я звонил Бадри, я с ним не был знаком, и попросил с ним встречи. И он мне сказал: "Зачем?" Я сказал, потому что меня о вас спрашивают, а я не знаю что говорить. И он со мной встретился, говорил о самом разном. О том, как он видит власть, как он видит Грузию и так далее. Это очень интересный был его монолог, который длился более двух часов. Он говорил, конечно, полуправду, но он "лепил" свой образ. Это очень интересно. Вот сейчас мы сделаем таким образом: у нас задают вопросы, я в затруднении. Это по поводу пятого внеочередного "Гражданского конгресса". Почему под руководством Каспарова (ну, так считается) объединились люди националистического толка, антисемитского толка и так далее?

Гарри Каспаров: Может "Национальная ассамблея"?

Матвей Ганапольский: Да, прошу прощения.

Гарри Каспаров: Потому что "Гажданский конгресс" это немножко другая история.

Матвей Ганапольский: И вот чему они там объединились и как могут люди вот так вот, объясните, как это понимать. Вот что мне говорить, если меня спрашивают?

Гарри Каспаров: Интересно, что вот эти вопросы оказались связанными. Потому что мне кажется, что вот те события, которые происходят, разные сейчас объединительные процессы… И объединение демократических сил, и создание "Национальной ассамблеи" тот внеочередной съезд "Российского гражданского конгресса", который прошел сейчас, который фактически восстановил эту преемственность и выбрал новое руководство. Тем самым вот эти последствия конфликта в декабре-январе, он преодолел. Это создание площадок политических абсолютно независимых от власти. Там происходят свои какие-то события. Как их оценивать? Это такая длинная история. Могу рекомендовать прочитать вчерашнее интервью Андрея Илларионова. Он блестящий анализ дал ситуации и что касается Конгресса и, в первую очередь, что касается Национальной ассамблеи. К этому трудно что-либо добавить. Но концептуально надо понимать, что с какого-то момента разные политические силы должны договариваться о правилах игры. Это принципиально очень важно. И самым демократическим является не тот, кто вообще говорит, что он за демократию, а тот, кто готов играть по этим правилам. И эти правила включают в себя, в том числе, и согласие с итогом честных выборов. Вот, что будут проведены выборы и что, тот, кто победит на этих выборах, тот и будет управлять, в данном случае, страной через какие-то формы демократии. Будет ли это президентская республика, парламентская. Кстати, нельзя забывать, что Медведев жестко, между прочим, отверг саму идею парламентской республики, что достаточно показательно. Так вот, надо быть готовым и эти результаты признавать. К сожалению, на сегодняшний день у нас много людей, традиционно как бы считающих себя демократами, не готовы… Открыто, причем, об этом говорят. И Чубайса можно послушать, и Новодворскую, достаточно большой разброс этих позиций, но они сходятся в одном, что нельзя проводить выборы, на которых могут победить левые националисты. Это важный момент, потому что он, по существу, является индульгенцией действующей сегодняшней власти. Потому что в этой позиции можно зайти достаточно далеко. Мне кажется, что тот факт, что в Национальной ассамблее собрались люди, безусловно, во многом с противоположными, и даже взаимоисключающими взглядами… Но они готовы действовать в тех рамках, которые очерчиваются Хартией Национальной ассамблеи, которую подписывали все отдельно, не через организации, а все отдельно. И одним из ключевых принципов Ассамблеи является отказ от насилия. Квоты на это насилие Россия выбрала, по-моему, выбрала на много столетий вперед. Мне кажется, это принципиально важный шаг, потому что выбор в любом конфликте у вас либо противодействие физическое, в том числе. Либо попытка даже в долгом, нудном, противном споре попытаться договориться.

Матвей Ганапольский: Это, конечно, ваша передача, особое мнение, я все понимаю. И вы мало похожи на, как я назвал его, господина "Нет". Это Григорий Алексеевич Явлинский, с его вечным отказом от каких-то там блоков, соединений. Но я все-таки хочу задать вам вопрос такой… Понимаете, со стороны была весьма печальная картина. Гарри Каспаров, который нечто олицетворяет, он сидел с людьми, которые считают, что часть населения РФ не должно существовать.

Гарри Каспаров: Это неправда, потому что процесс подписания хартии этих людей отсеял. Хартия довольно четко очерчивает обязательства, которые берет на себя человек, который стать депутатом Национальной ассамблеи. Вот тех людей, придерживающихся столь радикальных, скажем, взглядов, их в Ассамблее нету. Есть люди, придерживающиеся иных взглядов, скажем, на советскую историю. Да, есть люди, которые совершенно по-другому оценивают то, что происходило в стране в 20, 30, 40 и прочие годы. Но давайте честно скажем, таких людей в нашей стране очень много. Более того, можно подозревать, что по каким-то вопросам их даже большинство. И что мы теперь будем делать с этим? Будем ли мы пытаться договариваться, глядя в будущее, понимая прекрасно, что по многим вопросам прошлого нам сейчас договориться не удастся? И на принципах… Очень важно определять по каким принципам договариваться. Хартия и политическая декларация Национальной ассамблеи – документы, выдержанные в тех принципах, по которым любой из нас готов подписаться. Покажите мне слово в этих документах, с которым можно не согласиться, исходя их той критики, которую вы сейчас озвучили. Это важный момент. Вот люди, которые вам кажутся неприятными, подписывают документ, с которым вы согласны и берут на себя обязательства действовать в рамках этого документа. И именно вести себя в рамках этого документа. Они отказываются от каких-то своих принципов, но, тем не менее, ограничивают поле деятельности вот этой бумагой, которую они лично подписали.

Матвей Ганапольский: Теперь перейдем к некоторым событиям, которые омрачили эту неделю. Это взрывы в Абхазии. Абхазия отреагировала, она обвиняет Грузию. Грузия говорит, что она ни при чем. Багапш говорит, что если не прекратятся обстрелы Цхинвали, то они будут вынуждены перебросить вооруженные силы Абхазии непосредственно к границе с Грузией. Увеличивается количество миротворцев. Естественно, взрывы не могли не быть, потому что надо миру объяснить… Тут две взаимоисключающие интересные вещи. С одной стороны, что есть агрессия против Абхазии со стороны Грузии, а с другой стороны, так сказать, Олимпиада впереди. А тут взрывы, чего-то надо делать и так далее. И вот такая непонятная мутная история, которая, чем ближе к Олимпиаде, тем будет… Это же только начало, можно же взывать все больше и вообще создавать образ этого региона. Запад внимательно за этим следит. Если там будут бесконечные взрывы то тут, то там будет, как в анекдоте "ложки нашлись, а осадок остался", понимаете?

Гарри Каспаров: Да, регион-то сам по себе взрывоопасный. Не будем забывать, что Ингушетия тоже там не за горами находится. Мне кажется, что эта мутная история может оказаться еще мутнее. Мы не до конца понимаем мотивов сторон, которые в нее вовлечены. Здесь, наверное, скорее всего можно понять и логически объяснить действия Саакашвили, который достаточно методично Россию на международной арене в угол. Потому что вот эта идеосинкрозия российской позиции, что вот мы признаем территориальную целостность Грузии, но де-факто аннексируем Абхазию и Южную Осетию, она создает такой тупик политический и юридический, из которого выбраться невозможно. И Саакашвили, мне кажется, постоянно "петлю затягивает". И понятно, что ухудшение ситуации в этом регионе Саакашвили объективно выгодно, потому что все же эти воинствующие заявления Багапша, Кокойты, они же могут иметь смысл. Если Россия принципиально готова вступать в вооруженный конфликт. Упаси Боже, если такой конфликт случится. И тем самым, как бы в глазах всего мира, хотим мы этого или не хотим, Россия выступает, Россия получается провокатором в этой ситуации. Потому что сам по себе этот переговорный процесс, с точки зрения запада, Европы, в первую очередь, он всегда имеет гораздо больше перспектив. То есть, договаривайтесь. И, заметьте, Саакашвили делает какие-то перспективные, там долгосрочные предложения. Я не вдаюсь в детали. Я не эксперт в этой проблеме, но мне кажется, что выглядят они, звучат… "Объединяемся, вы имеете такую возможность, такую возможность, такую"… То есть, Саакашвили поддерживает грамотно напряжение, при этом демонстрируя тягу к миру. А руководство Абхазии и Южной Осетии и, соответственно, их российские покровители, ведут себя крайне неловко.

Матвей Ганапольский: Точно такую же "петлю" может затягивать и Багапш. Потому что, если, например, Грузии выгодны эти взрывы, точно также они выгодны и Багапшу. Потому что Багапш говорит, что смотрите, они взрывают, давайте, ребята, быстро принимайте нас в российское государство.

Гарри Каспаров: История гораздо мутнее, чем может показаться, потому что мы понимаем одно – есть огромный интерес, зачастую интересы финансовые. Что касается Абхазии и Южной Осетии, очевидно, есть финансовые интересы руководства этих непризнанных государственных образований и тех, кто их поддерживает в России. А так как сейчас абхазская проблема "завязана" на Сочи, то это интересы такие финансовые уже, что за такие интересы и войны начинаются. Мы понимаем, что идет какая-то мутная история, но мы не можем ее нигде проверить. У нас нет парламента, который мог бы сделать запросы, выяснить, как туда вошли российские железнодорожные, чего они там делают, кто отдал приказ, какие деньги куда пошли? Ведь, все это выведено как бы за рамки. Это какой-то процесс, которым рулят, мы понимаем примерно кто, но мы не знаем никаких нюансов. И поэтому я боюсь, что ситуация там будет долго балансировать, надеюсь только балансировать на грани перехода конфликтов в военные.

Матвей Ганапольский: Горячую фазу.

Гарри Каспаров: Знаете, тут, кто бы какой умный ни был, а балансировать так бесконечно нельзя, поэтому я достаточно пессимистично смотрю на ситуацию в этом конкретном регионе и на Северном Кавказе, в целом.

Матвей Ганапольский: Вот печальная история взрывы в Минске прямо во время праздника, два взрыва и нашли еще третью взрывчатку.

Гарри Каспаров: Интересный факт, что нет погибших. То есть, якобы взрывная волна так направлена была, чтобы… то что я слышал…

Матвей Ганапольский: Неважно, взорвали, понимаете?

Гарри Каспаров: Мне кажется, что это предвестник того, что где-то скоро будут выборы там. Это, конечно, не взрывы домов, но почерк очень похожий. Просто совершенно непонятно, кто в Белоруссии вообще может… Вот белорусская оппозиция, я не представляю…

Матвей Ганапольский: При ее отсутствии.

Гарри Каспаров: Да. Как она может пойти на подобные вещи? Но именно, скорее всего, она и будет сейчас обвинена. Мне кажется, надо сейчас посмотреть, какова будет официальная версия и реакция Лукашенко. Потому что по реакции Лукашенко мы уже сможем многое понять.

Матвей Ганапольский: Продолжаем, подводим итоги недели, говорим с Гарри Каспаровым. Как говорят в новостных программах, а теперь международные события. После шести лет пленения, уникальная фантастическая спецоперация. В Колумбии освобождена Бетанкур, которая уже прибыла во Францию. Естественно, как и полагается человеку такого масштаба, она не сказала никакие слова о мести. Она сказала, что может быть, это будет примирение между воюющими сторонами и так далее. Обращает на себя внимание фантастическая история, как была проведена эта операция. Потому что они внедрили туда своего человека, который невероятным образом убедил взлететь вертолеты, которые сели в каком-то темном месте, перевозя заключенных. В том числе и ее. Где стоял какой-то одетый, как наши ловят рыбу, в стеганой фуфайке какой-то человек с фонариком. А когда вертолеты сели, выяснилось, что это точно в центре военной базы. И тут же из-за угла, как в детективах, вышли товарищи с автоматами. Вообщем, это такое значимое событие. Что бы вы сказали оп этому поводу?

Гарри Каспаров: Очень трудно удержаться… Событие международное. Но мы же все проецируем на нашу борьбу с террором, на сотни терактов раскрытых, про которые нам Патрушев рассказывал. И о которых, мы так ничего и не узнали. И о вот этой борьбе с террором, под "знаменем" которой в России была быстро ликвидирована демократия. И я полагаю, многие участники этой вот беспримерной борьбы они себя тоже в этой истории не обидели. Никакого шума в Колумбии не было, но была проведена, действительно, уникальнейшая операция, без единого выстрела. А притом, что можно понять… Я думаю, что эти так называемые повстанцы, просто бандиты, торгующие…

Матвей Ганапольский: Теперь уже бандиты, там политическая составляющая уже ушла со смертью их лидера.

Гарри Каспаров: Да… Но не будем забывать, что номера один, два были выведены из игры. Были ликвидированы физически в результате тоже блестящих операций, которые были проведены в течение последних нескольких месяцев. То есть, на самом деле колумбийская власть последовательно ведет борьбу с террористами, которые (чего тут скрывать?) пользуются покровительством товарища Чавеса. Интересно, куда Чавес отправляет эти десятки тысяч "Калашниковых", которые он у нас периодически закупает? Так вот, провести подобную операцию без единого выстрела и вытащить Бетанкур, еще с ней несколько человек, это мне кажется, демонстрация того, что меняется вообще ситуация в целом. Это операция не может пройти только в недрах колумбийской разведки. Совершенно очевидно, что французские службы помогали. Саркози не просто так сказал, что освобождение Бетанкур приоритетно. Не сомневаться можно, что французы как-то в этом участвовали. Американцы, безусловно, были об этом проинформированы. Более того, я слушал по CNN, что и Маккейн и Обама были проинформированы об операции этой заранее. То есть, это некоторая международная акция была. Вот это и есть международная борьба с террором. И мне кажется, что, в целом, в Колумбии ситуация, в регионе меняется. Понятно, что ни о какой политической составляющей речи там не идет. Главное, чем занимаются эти бандиты – это дают вот это прикрытие псевдореволюционное торговле кокаином. Вот именно оттуда идет основной поток кокаина. Надо вообще понимать, что практически все вот такие "горячие точки", где появляются вот эти террористы, революционеры со всей их риторикой зажигательной, ищите конкретные интересы… Кокаин в Колумбии, героин в Афганистане. То есть, на самом деле везде вы найдете этот экономический след. И вот те, кто призывает умирать за какие-то там идеалы, вот руководители этих процессов, они хорошо живут и себя, также как и руководители наших спецслужб, не забывают.

Матвей Ганапольский: Ну и у нас осталось время поговорить еще на одну тему, которая в России объявлена приоритетной. Это борьба с коррупцией. И вот пришло очень интересное сообщение от Евгения Айвазова, который живет в Мельбурне. "Уважаемый, Гарри Кимович и Матвей! Меня зовут Айвазов Евгений, мне пошел 75 год. С 1970 по 1995 год у меня была машина в Москве, а с 1995 здесь в Мельбурне. В передаче "Особое мнение"… вы затрагивали вопросы о промилле, камерах… Первый шок здесь, оказывается у этих капиталистов стопроцентное отсутствие и техосмотров, техпаспортов, медкомиссий, доверенностей и постовых. Встал вопрос, кому давать? Полицейский проверяет только в угоне машина или нет. В правах есть адрес, а кто за рулем ему "до фонаря". По станционной камере штраф приходит на адрес владельца. Но если он не был за рулем, вписываются данные, кто был. Промилле здесь 0,5. Гарри Кимовоч, как жить дальше, когда некому давать?"

Гарри Каспаров: Философский вопрос, на самом деле.

Матвей Ганапольский: Трудно человеку. Может быть, в этом и секрет борьбы с коррупцией, когда некому давать?

Гарри Каспаров: Правильно, потому что в России коррупция не проблема, а система. Мы понимаем, что система работает по этому принципу – не подмажешь, не поедешь. В конце концов, не со звезд же пришла к нам народная поговорка. Мне кажется, что истоки коррупции, заложены, функционирующие в России… Меняющиеся там многие уже столетия… В систему делопроизводства, тотального господства бюрократии. Ясно, что тяга к коррупции существует везде. Желание проблему как-то решить в обход закона есть везде. Но в странах продвинутых, с развитыми демократическими институтами эта проблема решается минимизацией как бы участия государственного чиновника в делах человека. Вот если возможности влиять минимальны, то и давать некому, потому что машинизируется. То есть технологические средства используются не только для того, чтобы шпионить за человеком, прослушивать его телефонные разговоры, а для того, чтобы минимизировать участие конкретного вот этого человеческого фактора в решении вопросов, которые для нас с вами являются важными.

Матвей Ганапольский: Здесь у нас был господин Васильев, депутат ГД. Он сказал, что государство сейчас, например, в работе ГАИ стремится максимально (мне понравилось вот это выражение) убрать инспектора с улицы. Поэтому появляются камеры и так далее. Некому дать взятку…

Гарри Каспаров: Это можно приветствовать. Но невозможно решить проблему снизу, потому что эта проблема существует, так как институты власти…

Матвей Ганапольский: Но и Медведев и Путин заявили, что это приоритетная история.

Гарри Каспаров: Сначала, например, я бы хотел услышать от Медведева или от Путина, много ответов на много интересных вопросов, которые уже задаются открыто. Например, взять тот же доклад Немцова. И задать вопросы о Газпроме. Мы же говорим там не про взятку в 100, 200, 500 или тысячу долларов. Мы говорим про десятки миллиардов долларов, которые "растворились" просто. Причем, мы видим, что вот здесь лежало, а теперь больше нет. Отвернулись, а уже нет. Слишком много злоупотреблений властью является результатом бесконтрольности правящего класса в России, бюрократии.

Матвей Ганапольский: Хорошо, но вы понимаете, что любое телодвижение (а это абсолютно понятно), любое телодвижение серьезное в этом направлении Медведева или Путина, это удар по собственной элите?

Гарри Каспаров: Тогда зачем надо гоняться за ГАИшниками? Система никогда…

Матвей Ганапольский: Так может быть, снизу и начать и постепенно вверх подниматься? Выводить этих людей.

Гарри Каспаров: А как же быть с просто уже биологической мудростью, откуда гниет рыба? Все-таки есть какие-то правила на самом деле. Все-таки надо понимать, что есть источники проникновения этой заразы. И они находятся совсем не на уровне лейтенанта ДПС.

Матвей Ганапольский: Я понимаю реалии…

Гарри Каспаров: Кстати, реалии… Идет там в Америке президентская кампания. Посмотрите, с какой тщательностью там выслеживаются все финансовые передвижения. Что, как, кто, когда, куда заплатил? То есть, отличительная черта развитой демократии, это максимальный контроль общества за действиями чиновника. В том числе и за тем, как он зарабатывает. Очень много вопросов задают люди. И хотелось бы на эти вопросы получить ответы. И ясно, что в России, где власть и бизнес давно уже срослись и наличие огромного числа миллиардеров имеет друзей, точнее, которые просто давно уже вросли в эту власть, никого не удивляет.

Матвей Ганапольский: Ну, почему? Вы знаете сенсацию последних дней? О статье Хинштейна, когда … (неразборчиво)… Бастрыкина, генеральный прокурор сказал, что…

Гарри Каспаров: Будем разбираться с вашей дачей.

Матвей Ганапольский: Нет, у него бизнес. Предполагается бизнес, что категорически запрещено. У него бизнес в Чехии, у Бастрыкина.

Гарри Каспаров: Ну, я читаю, например, испанскую прессу. Русская мафия… На Майорке арестовали одного из крупных тамбовских авторитетов. Ну, правда, там часть истории, которая…(неразборчиво)… Например, что дача, роскошный дворец там… Продан не кому-нибудь, а депутату ГД Владиславу Резнику (не путать с Максимом Резником). И, кстати, тот самый вышеозначенный Владислав Резник (питерский) прикупил еще земли в этом месте. И там что-то себе выстраивает. Интересно узнать, может Хинштейн поинтересуется у коллеги по фракции, например, какие отношения, связывают вот этого вышеозначенного Владислава Резника с тамбовскими бандитами?

Матвей Ганапольский: Как говорит сам Хинштейн, а он интервью давал… Вот та его статья в "Московском комсомольце", это форма депутатского запроса. Будем считать что то, что сказал Гарри Кимович Каспаров…

Гарри Каспаров: Я процитировал всего-навсего испанскую прессу.

Матвей Ганапольский: Будем считать, что это вопрос, на который нужно ответить. Все. К сожалению, время закончилось. Гарри Каспаров был гостем программы "Особое мнение", вел программу Матвей Ганапольский.

Текст интервью опубликован на сайте www.echo.msk.ru

Ваши комментарии: Вы можете оставить свой комментарий здесь




РЕКЛАМА

СТАТЬИ
29.09.2021
В России продолжают штрафовать и арестовывать "оскорбителей" власти
23.07.2021
День открытых дверей
28.06.2021
ЕСПЧ коммуницировал первую жалобу пользователя Telegram на меры власти РФ

РЕКЛАМА

СОВЕТ ЮРИСТА

Кассационный суд в Пятигорске окончательно оправдал свидетеля Иеговы Залипаева

Антикоррупционеры из "Яблока" выявили картель на рекордные 7,6 млрд из бюджета Москвы

Лидер черкесской общественности Мартин Кочесоков признан политзеком
Без цензуры

     Главная В избранное Связаться с нами Бизнес-материалы Вверх   
      © "Объединенный гражданский фронт" 2005-2021.
При полном или частичном использовании материалов, опубликованных на страницах сайта www.rufront.ru,
ссылка на источник обязательна.